ELKOST International Literary Agency

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

All this is impossible, but nevertheless it happens. Ludmila Ulitskaya about Khodorkovsky&Lebedev trial - Khodorkovsky & Lebedev Communications Center, 21/07/2009 (in Russian)

E-mail Print PDF
http://khodorkovsky.ru/documents/2009/07/21/12664/




«Этого не может быть никогда, а оно есть»

Людмила Улицкая о сюрреализме Хамовнического суда.


Это все на самом деле сцены из какого-то фильма. Это чистый сюрреализм. Я даже не нахожу реакции, мне все это нужно еще обдумать и прожить, потому что ощущение, конечно, фантастической инсценировки. Я все время думаю: это какая-то изощренная гениальность, – сделать эту постановку — или это наша родная российская бездарность, которая доходит до уровня абсолютного, полнейшего абсурда?

В нормальной человеческой жизни, где есть виноватые, обвиняемые, защита, этого не может быть. Здесь нет ни одной точки, которая была бы похожа на то, что есть, строго говоря, суд.

Еще в молодые годы, читая Библию, обратила внимание на то, как много там посвящено теме суда. Целая Книга Судей. И я никогда не понимала, почему в Библии так много страниц посвящено теме суда. Вот сейчас я постепенно, потихонечку начинаю понимать. Мне кажется, что это какие-то основополагающие вещи человеческого бытия, очень существенные, которые абсолютно попраны. Абсолютно все перевернуто, не имеет никакого отношения к реальности того, что есть преступление и наказание.

Это серьезная вещь, это культурологическая вещь. История наказания начинается с того, что на заре цивилизации было только одно наказание – преступника убивали. Сейчас это дико разработанная система, с мельчайшими нюансами — кому за что сколько полагается. У меня сейчас такое ощущение, что все то, что наработала цивилизация, оно как бы отменяется, мы куда-то упадаем в те времена, когда нет никаких нюансов, когда просто: провинился – убить.

Даже по сравнению со сталинскими процессами, когда, например, ни за что судили генетиков, здесь очень большой антипрогресс. Мы упадаем куда-то в зону первобытную, ну просто первобытную. Другое дело, что упаковка имеет некоторое подобие цивилизационное. Но, конечно, это все доцивилизационные вещи.

Хотя есть масса деталей, которые были восхитительны: машина в которой их привезли, собаки, которые все здесь обнюхивали, автоматчик и даже, между прочим, прокурор, которая одета в белую блузку, синий низ и красные лаковые туфли – в соответствии с флагом, который висит. Мне интересно было рассмотреть – а не красные ли ботиночки на прокуроре. Потому что эта ситуация все время на грани какого-то фарса, черной комедии.

Это все фантастика, это все за пределами. Невероятная, немыслимая картина в 21 веке. Этого не может быть никогда, а оно есть.