ELKOST International Literary Agency

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Each time finishing the book I swear to myself: No more writing. Never. - Komsomolskaya Pravda daily, 19/09/2008 (in Russian)

E-mail Print PDF
http://kp.ru/daily/24166/379217/



Людмила Улицкая: «Заканчивая книгу, всегда клянусь: «Больше никогда в жизни»

Известная писательница встретилась с челябинскими почитателями [видео+список «хороших книг»]
Ольга КАРПОВА — 19.09.2008


Когда в Челябинске появились афиши о творческой встрече с писательницей Людмилой Улицкой, многие засомневались: не соберет зал - она писательница, а не эстрадная звезда. Точно, не звезда - она просто интересный, умный человек. Она резкая, с грубым голосом, непримиримая к невежеству. Улицкая говорит «вкусно», ее речь кружевная и воздушная - заслушаешься. А билеты на встречу с автором «Казуса Кукоцкого» и «Даниеля Штайна» смели в первую же неделю - дополнительно пришлось даже стульчики ставить в проходах. И вопросы зрителей из зала не прекращались.

«Когда плохо на душе, читаю «Капитанскую дочку»

- Людмила Евгеньевна, сейчас такой большой выбор литературы в книжных магазинах. Подскажите, как в этом разнообразии выбрать хорошую книгу?

- Это больной вопрос, я постоянно говорю о проблеме экологии чтения. Когда еду в метро, с ужасом смотрю на людей, которые теребят в руках глянцевые журналы. И я понимаю, что ничего другого они не читают. Они сами продукты общества потребления, приставка к нему. А как выбирать? Вот вы, когда приходите в продуктовый магазин, всегда смотрите на срок годности йогурта? И к покупке книги нужно внимательно относиться. Я не могу навязывать своего мнения, но точно знаю: цена и обложка ничего не решают.

- Что же делать с плохими книгами?

- Решайте сами, смотрите, что берете в руки. Сейчас книжные магазины заполнены «мусором», но люди отдают за это деньги. Спрос есть, вот сомнительные писатели и заполоняют полки своими опусами. И народ снова покупает. Пока этот замкнутый круг никто не взорвет, плохие литераторы будут процветать.

- Вы что любите читать?

- Я обычно не читаю, а перечитываю. Когда совсем плохо на душе, беру «Капитанскую дочку». Недавно закончила «Бесов», роман «Дети полуночи», вчера принялась за сборник Некрасова.

- Вы знакомы с творчеством модного писателя Коэльо?

- Читала «Алхимика», и мне этого хватило (по залу прошла волна хохота - Прим. ред.). Что вы смеетесь? Я еще ничего плохого про Коэльо не сказала. Просто роман «Алхимик» - это пересказ коротенького рассказа одного еврейского писателя. Причем, для того чтобы передать главную мысль мифа, ему хватило полутора страниц. Коэльо растянул на целую книгу, хотя очень грамотно и профессионально. Но вы должны понимать, что это коммерческая литература.

- Что вам больше нравится писать - детские или взрослые книги?

- То, что сейчас выходит в печать, я написала в 80-е годы. Это скорее домашняя затея, чем литературный труд. Дети были маленькие, я на ночь рассказывала им сказки, а когда они засыпали, я записывала то, что насочиняла. Потом маленькие рассказы сложились в главы. Детские книги писать веселее.

Роман «Русское варенье» - счастье моей жизни
Писательница Людмила Улицкая ответила на вопросы челябинцев.
Писательница Людмила Улицкая ответила на вопросы челябинцев.
Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ.

- Вам понравилась экранизация книги «Казус Кукоцкого»?

- Когда мне предложили, я отбрыкивалась изо всех сил. Потому что знаю, в какое позорище превращают романы на экранах. Тогда на меня вышел Юрий Грымов и показал, как он видит фильм. Я согласилась, но вдруг выяснилось, что на полнометражный фильм денег не дают, а вот на сериал проще выбить средства. Я категорически заявила: «Сценарии для сериалов никогда писать не стану». Все бразды правления передала Юрию Грымову, он написал сценарий, и в принципе мне понравился фильм, хотя я видела его по-другому.

- А что касается театральных постановок?

- У меня есть роман «Русское варенье», это мое выяснение отношений с Чеховым. «Русское варенье» - счастье моей жизни. Я писала его полтора месяца и полтора месяца хохотала. Так вот его поставили в Москве очень неудачно и весьма хорошо в Питере. Есть сложности в постановке романов. Трудно перевести с одного языка на другой. Я имею в виду, чем лучше проза, тем тяжелее ее ставить на сцене.

- Написание книг вы считаете удовольствием или трудом?

- Я бы с удовольствием осталась работать в генетике, ушла оттуда не по своей воле. Это очень увлекательно, жутко интересно, у меня были такие учителя - мировые звезды. Когда мы начинали развивать науку, по генетике был всего один тоненький учебник и открыто 20 заболеваний. Сейчас в этой области ученые сделали невероятный прорыв. А писать - это каторжный труд. Когда я заканчиваю книгу, выдыхаю и обещаю себе: «Больше никогда в жизни!». Я больше люблю писать рассказы: пространство в 21 страницу идеально для того, чтобы выполнить все авторские задачи. Но иногда его не хватает и приходится обращаться к романному жанру. Тем более, я не профессиональный писатель, мастерству литератора нигде не училась. Зато хорошо строю эпизоды, в этом поднаторела, когда стажировалась у сценаристов-мультипликаторов. Вот уж где создатели ограничены во времени, но искусно выполняют свои задачи - передают смысл в динамике.

«Я не Лев Толстой и не учу людей жить»

- Сейчас очень популярны аудиокниги, многие читают литературу с экранов ноутбука, для вас это приемлемо?

- Книги я считаю высочайшим достижением человечества. Они красивы, изумительны, их приятно держать в руках, перелистывать странички. Но я понимаю, что их неминуемо заменит нечто менее рукотворное - технические новшества. От себя же скажу: сделаю все, чтобы книга просуществовала как можно дольше.

- Людмила Евгеньевна, как вы относитесь к фразе: «Поэт в России больше, чем поэт»?

- Я не Лев Толстой и не Чехов, я не хочу учить людей правильно жить. Я не хочу, чтобы меня спрашивали о судьбе России и отношении к грузино-осетинскому конфликту. У писателя своя специфика - он должен уметь ставить вопросы. И у меня это получается неплохо, я знаю, как обойти его слева и справа, присмотреться. А решать я ни за кого не стану.

- Вы недавно запустили свой проект «Хорошая книга»…

- Да, я все-таки постепенно превращаюсь в общественницу. Проект вобрал в себя хорошие, на мой вкус, книги, но не известные читателю. Их редко увидишь в продаже, есть книги и крупных, и немощных издательств, у которых нет денег и которые не занимаются распространением книг. В списке сто произведений, среди них «Доктор Живаго» Пастернака, «Большие надежды» Диккенса, «Подросток» Достоевского, «Полный назад» Умберто Эко, «В круге первом» Солженицына и многое другое. Включена не только художественная литература, но и учебники, энциклопедии. Эти собрания я передаю в библиотеки, в том числе Челябинской области.