ELKOST International Literary Agency

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Interview to Channel One Russia, 06/07/2008 (in Russian)

E-mail Print PDF
http://www.1tv.ru/ng/pr=9751&pi=10074



Людмила Улицкая







О своем образе жизни:

"Общество потребления вынуждает нас работать для того, чтобы покупать, покупать для того, чтобы работать, в результате мы теряем ощущение жизни. Последние несколько лет у меня достаточно большие заработки, я человек небедный, но очень скромный. Я живу так, как жила в прежние времена, когда была вполне бедным человеком, и стараюсь не повышать жизненного уровня. Мы все вышли из советского прошлого, поэтому привыкли жить ограниченно - у меня есть всего одно выходное платье.

15 лет я ездила на "Жигулях", потом у меня было две "Нивы", и только два года тому назад я купила западную машину."

О писательской карьере:

"Когда была опубликована моя первая книга мне было около 50 лет. Но никакой революции внутри меня не произошло за эти 15 лет такой блестящей литературной карьеры. Она для меня была совершенной неожиданностью, я довольно долго чувствовала себя самозванцем, потому что тогда у меня была другая профессия, другие занятия в жизни.

Было такое ощущение, что мои книги читают только мои друзья, друзья моих друзей. Первая книга "Бедные родственники" вышла в 93-м году, из 2000 экз. продалась половина, остальное я выкупила у издательства за 200 долларов (это были цены 1993-го года). Конечно, произошло чудо. Как это объяснить? Читателей Людмилы Улицкой не было, а потом они возникли "путем почкования и вегетативного размножения". Первым импульсом было "сарафанное радио". Все говорят: "А мне вашу книгу дала подруга, бабушка, приятельница, учительница…".

Среди моих читателей очень много бедных людей, я это знаю совершенно точно, потому что часто бываю в провинции. На меня произвело сильнейшее впечатление, когда ко мне подошли четыре старушки, у которых сложился такой "кооператив": они собирают по сколько-то рублей и покупают одну книжку на четверых."

О писателях:

"Каждая книга, которая оказывается у тебя за спиной, она тебя меняет. Из большого романа ты выходишь несколько другим. Это немножко шагреневая кожа: где-то что-то уменьшается, где-то что-то прибавляется. Сам акт писания в большой степени терапевтический. Когда ко мне обращаются люди, что-то пишущие, плохо пишущие, очень плохо пишущие, и предлагают прочитать, я всегда говорю: "Плохо, хорошо – не вопрос, пишите, это очень душеполезное занятие, потому что когда вы пишете, вы обдумываете, формулируете свои мысли, более внимательно смотрите на окружающий мир, на окружающих вас людей".

О романе "Даниэль Штайн, переводчик", за который Людмила Улицкая получила Национальную литературную премию "Большая книга" в 2007 году:

"Я рассказала биографию человека, которого я видела один раз в жизни, он был у меня дома, несколько часов мы провели вместе. Человек на меня произвел такое огромное впечатление, что я занялась его биографией. Она у меня не получилась, и тогда я решала написать роман. Что касается Даниэля, это был очень молоденький мальчик с замечательными задатками, перед которым судьба поставила потрясающие задачи выбора. Для него, христианина и еврея, было важно найти точку соединения.

И он ее нашел. Необычайно органичный, он существовал как христианин, не отрицающий еврейского наследия. Он интересовался иудаизмом. Ему было интересно знать, во что веровал Спаситель. По мере того как он стал исследовать, а во что же веровал Иисус Христос, оказалось, что Иисус Христос по своей вере был нормальный иудей, соблюдающий все правила, поведенческие законы, которые в то время были приняты в обществе. Особенности его поведения – это особенности поведения всех пророков, которые всегда требовали возвращения к истокам, к соблюдению заповедей, освобождать дух от давления закона."

О вере:

"Атеисту сегодня во многих европейских и американских странах живется труднее, чем человеку верующему. Он берет на себя полноту ответственности, он отвечает не исходя из того, что общепринято, а исходя из своих установок. Италия – католическая страна, где прессинг очень сильный. Но, как ни странно, среди продвинутых образованных итальянцев очень много атеистов: настолько они депрессированы идеологией. Совершенно все равно, чем на вас давят: коммунистической, капиталистической или мусульманской идеологией – когда человеку не остается места для свободного проявления. Я и сама человек верующий. Я признаю присутствие некоей высшей силы, чувствую и стараюсь не забывать, что мы не одиноки в этом мире. Чтобы примирить евреев, арабов, христиан требуется очень высокое сознание, высокая толерантность и очень высокий уровень культуры, и это было бы легче исповедовать атеисту или буддисту."

О семье:

"Я читала своим сыновьям вслух, когда они были уже вполне половозрелыми бычками, им было лет 12 – 14. Семейное чтение – когда сидит семья и читает вслух совершенно не обязательно детскую книгу, – замечательное занятие.
Я им вслух прочитала Данте, Шекспира. У меня хорошие отношения с детьми, у нас есть до сих пор масса вещей, которые интересны и им, и мне. Один – художник, у него абсолютно художническое мировосприятие. Второй – абсолютно рациональный деловой человек. Я иногда думаю - как будто меня разделили пополам, и одна часть моей натуры перешла одному сыну, а другая – другому.

Я не думаю, что воспитанием очень много можно дать. Воспитание немножко конфигурирует личность: можно научить чистить зубы, мыть руки, приучить надевать чистую рубашку с утра, здороваться; и есть вещи, которые сидят очень глубоко в человеке, они глубже уровня воспитания. Я думаю, что от нас, родителей, зависит только то, как мы сконфигурируем верхнюю оболочку человека."

О мечтах:

"Пожалуй, я все свои желания реализовала. У меня была мечта детства попасть на остров Крит, и я туда попала. Более того, я попала на остров Санторини, о котором я просто не знала, потому что не знала, о чем на самом деле надо мечтать!"

Ведущие программы - Борис Берман и Ильдар Жандарев