ELKOST International Literary Agency

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Literary awards keep literature alive - MIR TV, 03/12/2011 (in Russian, video)

E-mail Print PDF

http://mir24.tv/news/culture/4476905

Москва, 3 декабря. В Москве на днях состоялось вручение премии «Русский Букер». Одна из самых престижных наград в мире литературы в России считалась традиционно мужской, однако Людмила Улицкая нарушила эту традицию. Она получила «Русского Букера» за роман «Казус Кукоцкого». Людмила Улицкая - один из самых успешных и модных на сегодня авторов. Сама писательница с усмешкой замечает: если бы ее в свое время не выгнали с работы (а занималась она генетикой), она стала бы доктором биологических наук, а не автором полутора десятка книг. Литературная судьба Улицкой и в самом деле парадоксальна. Проза, явно предназначенная для узкого круга читателей, постепенно приобрела предельно широкую аудиторию. Людмила Улицкая в интервью МТРК «Мир» рассказала, какое место занимает высокая литература на современном книжном рынке.

- Когда я писала книги «Зеленый Шатер» и «Даниэль Штайн, переводчик», у меня было ощущение, что я не найду много читателей. Но оказалось, что они есть. И это чрезвычайно таинственный процесс. Когда книга готова и ты с нетерпением и даже страхом ждешь, станут ли ее читать или нет. Последние две книги были для меня в этом смысле очень напряженными, поскольку я совершенно не была уверена в том, что их станут читать. Это достаточно серьезное чтение, которое, скажем образно, тяжело дается в трамвае. Но оказалось, что читательская аудитория существует, причем значительная. Но ее и никогда не было много. В последнее время муссируется тема, что книжный рынок, серьезная литература умирают. Это не совсем так. Эксперты подсчитали, что читает меньшинство. Большинство людей книжек вообще не читает. Из читающей аудитории 70% - женщины. Мужчины в основном отвлекаются на спорт, политику. Среди читающего населения около 7-8% предпочитают то, что мы называем «серьезные книги». Потребителей детективов, любовных романов всегда будет больше. И это в определенном смысле позитивная тенденция - лучше, когда люди читают, чем смотрят в телевизоре мелькающие картинки. А серьезную литературу поддерживают и обеспечивают развитие разнообразные литературные премии.

На мой взгляд, одной из самых социально острых книг, получивших букеровскую премию, была книга Олега Павлова «Карагандинские десятины». Она мне очень понравилась. Также хочу отметить роман Владимира Маканина «Асан» о чеченской войне, который был для меня большим открытием. Я очень люблю эту книгу и считаю, что она чрезвычайно значима. Отношение к чеченской войне - важная точка, и мы ее не прожили, не пережили, не ввели в наш глубинный опыт.

Хочу сказать, что я гораздо больше перечитываю, нежели читаю. Возможно, это можно объяснить возрастом, возможно - устоявшимся вкусом. Для меня перечитать, скажем, «Героя нашего времени» или один из романов Гончарова - абсолютно верное дело, поскольку я точно знаю, что не прогадаю и у меня не будет разочарования. Я не очень много читаю современной литературы. И даже из числа премированных, кстати говоря, букеровских книг, я не все прочитала. Что-то откладываешь на завтра, на послезавтра. У меня, наверное, как и у всех людей, которые связаны с литературой, возле кровати стоят огромные стопы «отложенных» книг. Поэтому в этом смысле меня сложно назвать экспертом. У меня достаточно хаотическое чтение, многое мне присылают на отзыв, иногда просят дать какие-то рецензии или рекомендации. Одной из последних я прочла книгу восточного буддистского учителя, гуру Согьяла Ринпоче «Тибетская книга жизни и смерти». Я с большим интересом прочла данный мировой бестселлер. Но это совершенно не значит, что книга будет иметь коммерческий успех и большое количество читателей. Я больше прочитываю литературы, которую рекомендуют друзья, а не которую выдвигают на премию. Это наше традиционное сарафанное радио. Я почитаю его и считаю очень хорошим способом найти для себя правильную книгу.