Рокировочка

Охота к перемене мест

2011-09-29 / Максим Лаврентьев

остер, дети, родители /

Григорий Остер. Дети и эти.
– М.: АСТ: Астрель, 2011. – 96 с.

Однажды, лет тридцать тому назад, мама привела меня в церковь и начала раздавать при мне милостыню церковным нищим – кому пять копеек, кому десять-пятнадцать. Я, с опасностью для нервов порой воровавший из маминого кошелька те же суммы на мороженое, был вне себя от возмущения! До чего жалел я денег, которые добывались мною столь тяжким и бессовестным трудом, а теперь от меня безвозвратно утекали в чужие грубые руки!

Негодование требовало выхода, и выход был немедленно найден в обличении порочного духовенства. Побледнев и дернув маму за полу замшевого пальто, я зашипел, будто одержимый дьяволом (а может, и вправду, как знать?): «Они сожгли Джордано Бруно, они заставили Галилея отречься!» В чем, собственно, обвинялись Бруно и Галилей – в ту пору я, конечно, не сумел бы это внятно объяснить. Но цель была достигнута: маме пришлось поскорее увести из церкви шипящее и дергающееся существо.

Видимо, Григорий Остер в детстве тоже умел вертеть этими непрактичными взрослыми, иначе не удалось бы ему так изящно произвести свою вроде бы нехитрую рокировочку: маленькие учат «этих», то есть больших, жизни, а покуда те усваивают азы, распоряжаются ими, как своей несмышленой собственностью. Дочка заставляет папу носить колючий шарф, а маму – окончить балетное училище; хулиганистые карапузы подначивают взрослого мужчину облить околоподъездных старушек водой из брызгалки; сынок заталкивает папашу в темную комнату, дабы отучить того бояться темноты; детсадовская малышня открывает в своем дошкольном учреждении коммерческий банк…

Поменявшись местами, дети и «эти», однако, сохраняют некоторые присущие им в реальности свойства. Так, например, увлекаемая в балет мамаша работает водителем троллейбуса, папашу-ротозея чужая девочка, с очевидными признаками сексуального маньяка, заманивает в свою квартиру с перспективой выпивки. А уж поведение пубертатных российских полисменов, остановивших в вестибюле метро мужчину с шарфом в кармане и поспешивших доложить начальству о пойманном террористе и обезвреженной бомбе, – это даже не выдумка, даже, как говорил один киноперсонаж, не факт, а «так оно и было на самом деле».


Берешь взятки, так хотя бы домой доноси!
Иллюстрация из книги

Немного обидно, конечно, получать от детского писателя наставления по ОБЖ, о том, как опасно знакомиться на улице с неизвестными типами или открывать кому попало дверь. Но такова, господа, жизнь. Реальность. И совсем не только детская.

Остается в книге место и для высоких отношений: дочь берет маму с собой в одну всем известную фастфудовскую забегаловку (интересно, зачем Остер напрямую называет этот бренд, делая ему тем самым дополнительную рекламу?), на романтическое свидание со своим мальчиком. Хотя, пожалуй, и такое случается у нас не только в литературе…

Короче, помимо всего прочего, рокировочка многополезна в качестве практического руководства для всех живых и мыслящих существ – и таких, и сяких, и этих, и тех.

Не ошибетесь, ребята.