ELKOST International Literary Agency

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Peterbook 2003 Николай Караев Nikolay

E-mail Print PDF

Баудолино, создатель истории

Николай Караев

http://piterbook.spb.ru/2003/11/recenzii/book_03.shtml

Если посетителя книжного магазина попросить назвать имена двух ныне здравствующих итальянских писателей, с его губ почти со стопроцентной вероятностью слетит имя Умберто Эко. Не исключено, что никого больше этот посетитель назвать не сможет.
Плохо это или хорошо, но Эко олицетворяет собой литературу Италии, хотя опубликовал он за четверть века всего-то четыре книги. Но зато каких! "Имя розы", детектив в декорациях средневекового монастыря — со знамениями Апокалипсиса, шифрами и очень напоминающим Шерлока Холмса инквизитором, — был принят читателями на "ура". "Маятник Фуко" и "Остров Накануне" показались более "барочными", сложными и оттого скучными, но свою долю признания тоже получили. А "Баудолино"?
Время действия романа — XII век по Рождеству Христову, близко к "Имени розы". Место действия? Жанр? Тут начинаются сюрпризы. Формально герой книги Баудолино излагает Никите Хониату, советнику византийского базилевса, историю своей жизни, и все это — на фоне некрасивых событий Четвертого крестового похода, во время которого крестоносцы вместо того, чтобы воевать Гроб Господень, разграбили Константинополь. Пока пилигримы крадут святые мощи, Баудолино повествует о том, как он, сын крестьянина из Фраскеты, случайно встретил в лесу самого Фридриха Барбароссу и стал ему приемным сыном, и "случайно" явил императору выдуманное святое знамение, оказавшееся тому весьма кстати.
А дальше — больше. По словам самого Эко, его Баудолино — это "мифопорождающая машина", человек, не столько сыгравший свою роль в истории, сколько создавший ее. Почти каждое его действие отзовется многовековым эхом; прелесть романа в том, что слышит это "эхо" наш современник, а для самого Баудолино очередная "ложь" продиктована чем-то совершенно обыденным, причем действует он всегда из лучших побуждений. "Я думал: прежде, изобретая, я выдумывал неправды, но они становились правдами. Явил миру святого Баудолино. Сочинил сен-викторскую библиотеку..." Последнее — в буквальном смысле; обучаясь в Парижском университете, Баудолино из баловства вписал в каталог сей библиотеки трактаты "О превосходных качествах требухи", "О благопристойном ветров выпускании" и "О постое гарнизонов в волосах", позже "найденные" Рабле...
Именно Баудолино присоветовал Фридриху признать святым Карла Великого. Именно он создал из ничего волшебное царство Пресвитера Иоанна, ставшего притчей во языцех Средневековья: то была лежавшая где-то на Востоке, за землями сельджуков, армян и сарацин христианнейшая империя, управляемая святым императором. И не просто создал, а еще и написал от имени Пресвитера Иоанна письмо Барбароссе с тем, чтобы укрепить власть последнего. Правда, тут его перехитрил хитроумный византийский монах Зосима...
Так и носился Баудолино по всему свету — из Парижа с его студенческими попойками в германские земли, из вечно враждующих городов Италии — в величественный и коварный Константинополь, из армянских замков — по направлению к выдуманному им же Иоаннову царству. А вместе с ним по христианскому миру бродили его невероятные друзья: не написавший ни строки тщеславный Поэт, ищущий святой Грааль Борон, мечтающий отыскать потерянные Колена Израилевы рабби Соломон, вечно поющий некую Прекрасную Даму Абдул... В этом великолепном карнавале Эко соединяет все, что можно и нельзя, — политику, риторику, чудеса, заговоры, религиозные распри, долгие осады и путешествия в невиданные земли. И читается "Баудолино" на едином дыхании — как самый настоящий приключенческий роман.
Эта история Эко — об Истории. В частности, о том, что никакой Истории не было, а был — Баудолино, сын крестьянина, Историю придумавший. Потом Баудолино забыли, а История осталась. Этакий таинственный цилиндр, в котором исчез сам фокусник...