ELKOST International Literary Agency

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Sovremennaya Russkaya Literatura 1998 Данила Давыдов Danila Davydov

E-mail Print PDF

Лекция Умберто Эко в МГУ

 

Данила Давыдов

Современная русская литература с Курицыным

Его мы видели и мы его застали.
О.М.

Теплая обстановка приема гостя дорогого,
вернее, душная. В "Телеграфе" было интервью
после РГГУ. Там он также прочел лекцию,
на ней были Света и Гон.

Света потом говорила, мол, обычный, толстый,
но симпатишный, как водится. Главное - ответы, они
остроумны и содержательны. Забились у квадратного
трехчлена,
кто-то из нас продинамил, бог весть кто.

Душная обстановка. За полчаса до начала
уже начало. Студенты и аспиранты потеют,
некоторые уступают места любимым профессорам
, те отнекиваются: "Перед гением все равны".

За двадцать минут до начала некоторые уходят.
Некоторые хотели бы упасть в обморок, но, увы,
даже яблоку негде упасть, не то что девице, полногрудой,
метр сто семьдесят восемь, если не вытягиваться на носках.

Вскоре появляются Веденяпин с Прокопьевым. Им поклон.
Есть и другие знакомые - там, ближе к кафедре,
Голованов, Левшин, Вероника Боде,
Вася Кузнецов и еще двое-трое.

За пять минут до начала (опоздание неминуемо)
кое-кто достает диктофоны, фотоаппараты.
Хорошо сидящим на подоконниках. Второй гуманитарный
видел и не такое. Повсюду таблички со стрелками: "Эко".

Кате душно, она собирается уходить,
но замечает Корецкого и пробирается к нему.
Вскоре проносится шум по аудитории, колыхание,
нервная дрожь, трепет, всеобщий восторг: "Эко".

Его даже можно увидеть, пробравшись к самым креслам
(за минуту до этого свалила какая-то кореянка).
В общем-то и не жарко. В общем-то и не тесно.
Он говорит. По-итальянски и по-английски. Умно и тонко.

То говорит, а то читает (читает больше),
переводит Костюкович, которая "Имя розы" перевела.
Если б мы пришли часа на два раньше,
сели бы рядом с гением, такие дела.

А он читает лекцию. Говорит про всяческие предрассудки.
Мол, всегда обещали, что вот-вот то победит это, но вот во исполнение чьей-то сомнительной шутки
компьютер не похоронит книгу, а, cкорее, наоборот.

Прямая дорога от Гутенберга до Интернета - никакой разницы
меж ними нет. То есть разница как раз-то и есть,
но, как разницу в мировоззрении Робинзона и Пятницы,
ее ни в коем случае нельзя трагической счесть.

Есть, правда, опасность, что образы победят знак.
Вероятно, даже, человечество вскоре разделится на два
класса:
тех, кто будут читать этак, и тех, кто будут читать так,
то есть вообще не будут читать. Это будет масса,

а первые останутся интеллектуалами. Присно и во веки веков.
Ну, обращаясь к залу, это конечно мы с вами.
Аплодисменты, смех. Приманка для дураков
проскочила, все сладострастно причмокивают губами.

Тирания симпатии. Пара-тройка шуток.
Автографы тем, кто успел.
В коридоре я встретил А.Н.Щуплова с каким-то юношей,
и еще Оленьку Снейк.

Что, сказала, делаешь тут, этого слушаешь,
да, этого слушаю, а ты, и я,
ну ладно, пока, пока. Купил яблочного соку.
А вот и Корецкий с Катей, идут сюда.

1998